ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ

Белоснежная Река кипела и ревела, будто бы старалась выйти из берегов. Корум и Джерри вынули весла из уключин и, орудуя ими как шестами, попробовали причалить к берегу.

— Приготовься, Ралина! — кликнул Корум, и она здесь же поднялась на ноги, ухватившись одной рукою за мачту. Повелитель без Царства поддержал ее за плечи.

Лодка раскачивалась ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ в центре реки; потом течение схватило ее и поволокло к берегу. Корум покачнулся и чуток было не упал за борт, но удержался и изо всех сил оттолкнулся от дна веслом. Пропасть приближалась с угрожающей быстротой, через водяные брызги можно было рассмотреть ее обратную стенку — приблизительно в миле от ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ водопада. Лодку ударило о сберегал, и вадагский царевич немедля кликнул — Прыгай, Ралина!

Она послушалась, не колеблясь ни секунды; за ней последовал Норег-Дан. Оба растянулись на карем песке Третьим прыгнул Джерри. Лодку выворачивало на середину реки, и он очутился по лодыжку в белоснежной воды. Корум вспомнил предупреждение Норег-Дана ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ о ее свойствах, но у него не было выхода-мощно оттолкнувшись от борта лодки, он свалился в реку, а томные доспехи помешали резвому течению унести его в пропасть.

Нащупав ногами дно, Царевич в Красной Мантии стремительно выкарабкался на сберегал.

Тяжело дыша, он лежал на карем песке и смотрел, как ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ водоворот завертел лодку и бросил ее в пропасть.

Спотыкаясь, они шли по Полю Крови, и когда рев водопада затих в отдалении, тормознули, чтоб передохнуть и обсудить, что делать далее.

Пропасть казалась бездонной. Края ее были прямыми, стенки — вертикальными и гладкими, как стекло, и она тянулась от горизонта ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ до горизонта. Создавалось воспоминание, что кто-то вырыл большой канал меж горами: на милю в длину и на милю в ширину. Далеко-далеко понизу клубился желтоватый туман. У Корума закружилась голова, и он поспешно сделал шаг вспять, почувствовав себя козявкой, на которую в всякую минутку может наступить каменный гигант ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ. Поле Крови казалось нескончаемым. Обратную сторону пропасти практически не было видно.

Маленькое облачко заслонило солнце, бездвижно висевшее над их головами.

Четыре крошечные фигуры шли повдоль края пропасти, топча засохшую кровь смертных, удаляясь от реки крови Богов. Корум 1-ый нарушил молчание.

— Ты никогда не бывал тут ранее, Норег-Дан? — спросил он.

Повелитель без ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ Царства покачал головой.

— Нет. Я не знаю этих мест, а если бы и знал, моя информация для тебя не понадобилась бы.

Ралина с любопытством посмотрела на него.

— Почему?

— Пейзажи Хаоса изменяются по прихоти Повелителей Клинков, если царица Ксиомбарг сообразила, что мы в ее власти, она с наслаждением ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ поиграет с нами в кошки-мышки.

— Похоже на правду, друг Норег-Дан, — произнес Джерри, — но я думаю Ксиомбарг, знай она, что тут находится убийца ее брата, сыграла бы с ним в более развлекательную игру.

— А может, это — начало, — представила Ралина. — В конце-концов, она всегда успеет с нами управиться ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ.

— Вряд ли. Я боролся против Хаоса в различные времена и в различных мирах и смею утверждать, что он не терпит промедленья, в особенности когда идет речь об выполнении желаний. Мне кажется, если б Ксиомбарг знала о Коруме, она издавна показалась бы ему и растолковала бы, что его ожидает ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ. Кет, вероятнее всего Повелительница Клинков все еще занята войной в том мире, из которого мы пришли. Джерри улыбнулся. — Я совсем не желаю сказать, что нам ничего не угрожает. Чем осторожнее мы будем себя вести, тем лучше.

— Сначала нам угрожает умереть от голода, — произнес Корум. — Кругом сплошная пустыня, возвратиться вспять нереально, вперед — хода ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ нет, а на дно пропасти не попасть, так как у нас нет крыльев.

— Пойдем по ее краю, пока не найдем метод или перебраться на другую сторону, или спуститься, — порекомендовала Ралина. — Не может же так длиться до бесконечности.

— Обязан для тебя напомнить, что нами управляет Хаос. — Норег ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ-Дан потер лоб рукою. — Как я сообразил, барон Ариох практически не изменил ваш мир; вобщем, и сил у него было меньше, чем у царицы Ксиомбарг. Молвят, повелитель Мабельрод самый могущественный из Повелителей Клинков, и его царство состоит из повсевременно меняющейся материи, создающей самые различные формы бытия с быстротой мысли…

— Не ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ желал бы я стать гостем короля Мабельрода, — пробормотал Джерри.Хватит с меня и царицы Ксиомбарг. Однажды мне довелось созидать совершенный Хаос, и я сыт им по гортань.

Корум шел вперед, ни о чем же не думая, и потому не сходу увидел, что небо потемнело. Неуж-то солнце двинулось ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ с местам Он поднял голову. Небо заволакивало тучами, стремительно несущимися над пропастью. Товарищи Корума тоже увидели грозовые облака. Они тормознули, размышляя, чернокнижниченство ли это Ксиомбарг либо проявление естественных сил природы.

Норег-Дан смотрелся взволнованным. Он запахнулся в кожаный плащ и облизнул сухие губки.

В один момент кот Базилий подскочил на плече ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ Джерри и, расправив крылья, взвился ввысь. Он поднялся высоко над ущельем и начал кружить в воздухе. Судя по недоуменному выражению на лице нескончаемого странника, такое поведение кота было ему в диковину.

— Ты можешь разъяснить, в чем здесь дело, Норег-Дан? — спросил Корум. — В вашем мире небо нередко заволакивает ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ тучами? Повелитель без Царства покачал головой.

— В первый раз вижу. Но я знаю Хаос. Всем нам угрожает смертельная опасность.

— Что ж, приготовимся защищаться. — Корум отбросил полы красной мантии, выхватил шпагу с клинком из неземного металла. Его товарищи тоже заняли оборонительные позиции.

Базилий погрузился ниже и напористо, пронзительно замяукал. Он ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ очевидно что-то увидел. Путники встали на край пропасти и поглядели вниз.

В желтоватом тумане двигалась чья-то красноватая тень. Она подымалась все выше и выше, равномерно преобразовывалась в мерзкое чудовище, быстрее напоминающее жителей моря, чем дракона. Большие красноватые крылья, не меньше 30 футов в размахе, загребали воздух, как будто воду ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ. Рожа напоминала акулью; острые, как кинжалы зубы в несколько рядов торчали из широких челюстей, которыми зверек лязгал в предвкушении добычи. Желтоватые глаза горели злостью и ненавистью.

— Это — Ганн, — обреченным тоном произнес Повелитель без Царства. Любимец царицы Ксиомбарг. Он командовал армиями Хаоса, которые разорили мою страну. От него нет спасенья ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ.

— Означает, тут его зовут Ганном? — заинтересованно спросил Джерри. — Он мой старенькый знакомый, и я не раз лицезрел, как его убивали.

— Каким образом? — спросил Корум, смотря на неумолимо приближающееся к ним чудовище.

— Вот этого я не помню.

— Давайте разбежимся, — предложил вадагский царевич, отступая от края пропасти. — Тогда у ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ нас появится шанс на спасенье.

— Прости, что навязываю для тебя свое мировоззрение, друг Корум, но мне кажется, самое время обратиться к твоим союзникам из потустороннего мира.

— Но ведь на данный момент ими стали темные птицы. Сумеют ли они победить Ганна?

— Конкретно это я и предлагаю для тебя узнать, при ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ этом чем быстрее, тем лучше.

Корум нерешительно поднял повязку и в который раз увидел знакомый пейзаж.

Отвратительные твари со следами ударов от вадагских зазубренных копий угрюмо посиживали в пещере. Они узрели Царевича в Красной Мантии и узнали его. Одна из птиц открыла клюв и заорала в таковой безысходной тоске, что Коруму стало ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ ее жаль.

— Ты слышишь меня? — спросил вадагский царевич. Ралина схватила его за руку.

— Мы… слышим… Властелин, — ответила птица. — Ты наградишь нас?

Корум задрожал.

— Да… если вам получится захватить эту заслугу. Рука Кулла сделала повелительный жест, и птицы Хаоса послушливо поднялись в воздух. От шелеста темных крыльев мороз подирал ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ по коже. Через мгновенье они преодолели невидимый барьер, вылетели в мир, где солнце висело бездвижно, а время тормознуло, и поднялись высоко в небо.

— Вот ваша заслуга! — звучно кликнул Корум, указывая на пропасть, над краем которой появилась ухмыляющаяся рожа Ганна. Лицезрев 4 смертных, чудовище пронзительно завизжало.

— Бежим! — воскрикнул Корум, и ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ они кинулись врассыпную, увязая в кровавом песке.

Не зная, на кого поруха, Ганн в нерешительности застыл на месте, и вадагский царевич чуток было не задохнулся от вонючего дыхания чудовища.

Корум поглядел на небо. Он помнил, как трусливо вели себя птицы, как длительно они колебались, до того как поруха ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ на 3-х путников. Хватит ли у их смелости — хоть это и означало избавление от нескончаемых мук потустороннего мира — поруха на Ганна?

Сложив крылья, темные птицы камнем свалились вниз. Ничего не подозревающий Ганн заорал от удивления и от боли, когда их клювы впились в его мягкое тело.

Массивные челюсти щелкнули, перекусили ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ 2-ух птиц напополам, но они, как будто не замечали этого, продолжали долбить с прежним упорством. "Живы мертвые.. были неуязвимы.

Ганн забил крыльями, взметая тучи кровавого песка. Чудовище подпрыгивало и изворачивалось, щелкало челюстями и пронзительно визжало, но темные птицы безустанно долбили его череп. Зеленоватая кровь ручьями хлынула из тела Ганна.

В ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ один момент он скатился в пропасть и полетел вниз. Путники кинулись к ее краю и узрели, что схватка в воздухе разгорелось с новейшей силой. Позже желтоватый туман впитал и Ганна, и темных птиц.

Корум и его спутники длительно стояли, смотря в пропасть, но так и не дождались финала ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ битвы.

— Означает ли это, что у тебя не осталось союзников в потустороннем мире? спросил Джерри. — Если птицы не получат обещанной заслуги…

— Я только-только об этом пошевелил мозгами. — Корум приподнял повязку. Пещера была пуста. — Ты прав. Мне некоторого больше звать на помощь.

— Что ж, по последней мере на данный момент ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ нам ничего не угрожает, — забавно заявил Джерри-а-Конель. — Пойдемте далее.

Они продолжили путь, а темные тучи не стали мчаться по небу и закрыли солнце. Стало холодно.

Корум увидел, что беспечный спутник героев мрачнеет с каждой минуткой.

— Что тебя волнует, Джерри? — спросил он.

— Если Ганн не убит и ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ возвратился в свое логово, Повелительница Клинков выяснит — если уже не выяснила, — что в ее владения просочились неприятели. Она захотит немедля отомстить за собственного любимца и увидит Корума.

Царевич в Красной Мантии снял шлем и рукою Кулла пригладил волосы. Его товарищи тормознули и пристально слушали Джерри — Все правильно, — произнес ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ Повелитель без Царства, тяжело вздохнув. — Ксиомбарг непременно отомстит. Если она решит, что в ее царство просочились обыкновенные смертные, она отправит на экзекуцию с ними собственных слуг, а если догадается, что тут находится убийца ее брата — явится сама Ралина, стоявшая у самого края пропасти, в один момент растянула руку и воскрикнула:

— Поглядите!

Они ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ подбежали к ней и узрели, что она показывает на выступ в горе который оказался первой ступенью каменной лестницы, уходящей вниз и теряющейся в желтоватом тумане. Лестница была очень узенькой, менее фута в ширину, и фактически вертикальной, так что хоть какой неправильный шаг угрожал смертью на деньке ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ пропасти.

Корум растерялся. Может, царица Ксиомбарг желает приманить их в ловушку и лестница, непонятно откуда показавшаяся, пропадет, когда они доберутся до ее середины?

Было надо принимать решение. Идти далее Корум считал глупым Он издавна уже подозревал, что Поле Крови было круглым, а пропасть окружала его со всех боков. Означает, оставалось пользоваться ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ лестницей Вздохнув, вадагский царевич поставил ногу на первую ее ступень.

Четыре крошечные фигуры осторожно спускались по гладким каменным ступеням, и край пропасти равномерно темнел, теряясь из виду, а понизу все так же лениво клубился желтоватый туман. Путники не осмеливались говорить, страшились сделать избыточное движение. Они дрожали от холода и ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ от испуга поскользнуться и полететь в сияющую пучину.

Потом им показалось, что они слышат странноватые звуки. Нет, не показалось.

Хрюканье, фырканье, свистящее дыханье, хрипы становились все громче и громче.

Корум тормознул и поглядел на собственных спутников. За ним шла Ралина, позже Джерри; последним спускался Норег-Дан.

Повелитель ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ без Царства 1-ый нарушил молчание.

— Мне приходилось много раз слышать подобные звуки, — произнес он. — Я знаю, кто их издает.

— Кто? — шепотом спросила Ралина.

— Животные Ксиомбарг. Помнишь, я гласил, что Ганн командовал армией, разорившей мою страну? Итак вот, ее бойцы — животные. Я мог бы сходу додуматься, что мы не увидим ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ в желтоватом тумане никого другого..

Корум ощутил, что у него похолодело снутри. Если они не сорвутся в пропасть, на деньке ее их поджидает животная стая Хаоса.

Глава 4

КОЛЕСНИЦЫ ХАОСА

— Что будем делать? — шепнула Ралина. — Что можно сделать?

Корум промолчал. Оперевшись о гору, он осторожно вынул шпагу из ножен.

Пока Ганн сражался с темными ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ птицами, вадагский царевич не мог рассчитывать на помощь из потустороннего мира.

— Слышишь? — спросил его Джерри. — Поскрипывает… Корум кивнул. Скрипящие звуки показались ему до странности знакомыми.

— Все равно у нас нет выхода, — произнес он. — Придется продолжить спуск. По последней мере, очутившись на жесткой земле, мы сможем дать бой этим… этим ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ…

Шаг за шагом они погружались в желтоватый туман.

Корум попробовал нащупать ногой еще одну ступень и сообразил, что он стоит на деньке пропасти. Неровная поверхность была завалена камнями и булыжниками.

Желтоватый туман резко ограничивал видимость.

Через несколько секунд к вадагскому царевичу присоединились Ралина, Джерри-а-Конель и Повелитель ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ без Царства.

Ясно слышались хрюканье и хрипенье, от вонючего аромата першило в горле, но вблизи никого не было видно. Свистящее дыхание и скрипы становились все посильнее и посильнее.

И, в конце концов, путники сообразили, что это были за звуки.

— Клянусь шпагой Эльрика! — воскрикнул Джерри. — Как я ранее не додумался ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ?

Колесница Хаоса!

В тумане равномерно вырисовывались большие повозки, влекомые пресмыкающимися.

В их находилось огромное количество самых различных созданий: некие из их посиживали один на другом; любой из их был пародией на человека — вооруженного и в доспехах. Свиньи, Собаки, Скотины, Лягушки, Лошадки с изувеченными в большей либо наименьшей степени ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ человечьими фигурами хрипели, хрюкали, фыркали, сопели и чавкали.

— Для чего Хаос так очень искалечил этих животных? — в страхе воскликнул Корум.

— Ты все спутал, — ответил ему Джерри. В из разговор вмешался Норег-Дан.

— Когда-то эти животные были людьми, — произнес он. — Посреди их много моих подданных, перешедших на сторону Хаоса после того ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ, как мы начали вытерпеть поражения.

— И в заслугу Хаос преобразовал их в мерзких монстров? — с омерзением спросила Ралина.

— Вероятнее всего, они сами не понимают, что поменялось, расслабленно произнес Джерри. — Вырождение зашло так далековато, что. люди запамятовали свою прошлую жизнь.

Темные колесницы, скрипя, подкатывались все поближе и поближе, и путники ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ оборотились и побежали, не выпуская из рук орудия, спотыкаясь о камешки, задыхаясь от зловония.

Стая Хаоса завыла от экстаза и ринулась в погоню. Кнуты беспощадно хлестали бока пресмыкающихся. Животные очевидно услаждались охотой.

Усталые и ослабевшие от испытаний, выпавших на их долю, четыре друзей не могли бежать стремительно ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ. Остановившись передохнуть, они спрятались за большой камень, в надежде, что животные их не увидят и колесницы проедут мимо. Но приспешники Хаоса отлично ориентировались в желтоватом тумане. Несколько колесниц развернулись, понеслись к путникам. Корум забрался на камень и, когда Свиное Рыло полезло вослед, изо всех сил ударил по нему кулаком. Не обращая ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ внимания на боль, Свиное Рыло взмахнуло дубинкой, и только после того как вадагсхий царевич проткнул мягкое тело шпагой, задрожало и упало на землю.

Товарищам Корума приходилось туго. Ралина оборонялась от животных маленьким клинком.

Джерри-а-Конель и Повелитель без Царства сражались плечо о плечо. Собачья Пасть попробовала схватить Царевича ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ в Красной Мантии за руку. Он разрубил непонятное туловище напополам. Руки с когтями тянулись к Коруму, челюсти лязгали, хватаясь за мантию, раздирая сапоги. В ход пошли клинки и дубинки, а потом дьявольская стая накатила на камень подобно приливной волне. Вадагский царевич наступал на пальцы, отрубал конечности, пронзал гортани ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ, глаза и сердца, а душа его замерзала от испуга и отчаяния.

Стая Хаоса верещала на различные лады. Все новые и новые колесницы появлялись из тумана. Около семисот животных окружили камень со всех боков.

Тогда и Коруму стало ясно, что стая Хаоса во что бы то ни стало желает взять их ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ в плен. Вспомнив о том, как его пытали мабдены, Корум стиснул зубы и начал биться еще ожесточеннее, в надежде, что животным не остается ничего другого, как стремительно его прикончить.

Приливная волна отвратительных тварей неумолимо накатывала на камень, подножье которого было усеяно трупами. Товарищи Корума были зажаты, как в ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ тисках.

Вадагский царевич продолжал отчаянно сопротивляться, но кто-то подобрался к нему сзади, схватил за ноги и стащил вниз, к невооруженным и связанным Ралине, Джерри-а-Конелю и королю Норег-Дану.

Лошадиная Рожа прошла через ряды стаи Хаоса и осклабилась, показав большие карие зубы. Она засмеялась — либо заржала — и ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ, крепче насадив шлем для себя на голову, запихнула огромные волосатые пальцы рук за ремень пояса.

— Самим нам с вами поразвлекаться либо выслать к нашей Повелительнице?поинтересовалась она. — Ксиомбарг вознаградит нас по-царски!

— Для чего Повелительнице Клинков четыре обычных смертных? спросил Корум.

— А вдруг вы не обыкновенные смертные? Вдруг вы ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ шпионы Закона?

— Ты отлично знаешь, что в этом мире нет Закона!

— Вы могли придти из другого мира. Закон коварен.

— Разве ты не узнаешь меня? — внезапно воскликнул Норег-Дан.

Лошадиная Рожа поскребла бакенбарды и глупо уставилась на Короля без Царства.

— С чего ты взял, что я тебя знаю?

— А ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ я сходу тебя вызнал. Я вижу знакомые черты бывшего твоего лица…

— Умолкни! Я не понимаю, о чем ты говоришь! — Лошадиная Рожа выхватила из-за пояса кинжал. — Приказываю для тебя умолкнуть!

— Означает, ты боишься мемуаров! — воскрикнул Норег-Дан. — Ты Полиб-Бав, граф Тернский. Совместно со своим отрядом ты перебежал ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ на сторону Хаоса, когда нашей стране угрожала опасность!

В очах Лошадиной Рожи появился ужас. Она затрясла головой и слабо заржала.

— Нет!

— Ты — Полиб-Бав, жених моей дочери, девицы, которую твоя стая… аааххх! Я не желаю вспоминать этого кошмара!

— Ты лжешь, — басом произнес Полиб-Бав. — Я тот, за кого себя выдаю.

— Как ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ тебя зовут? — спросил Повелитель без Царства. — Как твое имя, Полиб-Бав, граф Тернский?

Лошадиная Рожа неуклюже размахнулась и влепила Норег-Дану пощечину.

— Что с того, что я — Полиб-Бав? Я служу не для тебя, а царице Ксиомбарг.

На верхней губе Норег-Дана показалась кровь.

— Мне не необходимы такие ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ слуги, как ты, — прохрипел он. — Взгляни, в кого ты перевоплотился, Полиб-Бав! Лошадиная Рожа отвернулась.

— Я живой, — произнесла она. — Я командую этим отрядом.

— Легионом грустных уродов, — воткнул Джерри и расхохотался.

Коровье Вымя лягнуло спутника героев в пах, и он согнулся напополам, застонав от боли; позже поднял голову и вновь ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ засмеялся.

— То, что с вами вышло, — только начало. Я лицезрел, как смертные, которые служат Хаосу, преобразовывались в бездушных изгоев, в непонятных калек.

— Ну и что? Мы приняли решение. Поменять его нереально. Царица Ксиомбарг обещала нам нескончаемую жизнь.

— Она будет нескончаемой, — согласился Джерри, — но навряд ли ее можно именовать жизнью ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ. В течение длительных веков странствовал я по огромному количеству измерений, и знаю, что Хаос завершается там, где начинается бесплодие. Его, естественно, можно именовать нескончаемым, по последней мере до того времени, пока не вмешается Закон.

— Ха! — ответила Лошадиная Рожа. — Киньте этих грамотеев в мою колесницу.

Мы отвезем их к царице Ксиомбарг.

Повелитель ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ Норег-Дан сделал последнюю попытку обратиться к разуму Полиб-Бава.

— Когда-то ты был прекрасен, граф Тернский. Моя дочь обожала тебя, а ты обожал ее. Ты был моим преданным слугой. Полиб-Бав отвернулся.

— А на данный момент предан Повелительнице Клинков. Сейчас это ее царство.

Властелин Закона, повелитель Шалод сбежал ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ и никогда не возвратится. Для тебя ведь отлично понятно, что его армии были разбиты наголову на Поле Крови… — Полиб-Бав махнул рукою, и Лягушечье Отродье с поклоном протянуло ему шпагу Корума, клинки Ралины и Норег-Дана и саблю Джерри-а-Конеля. Прошлый граф Тернский небережно засунул орудие под ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ мышку.

— Пошевеливайтесь! Мы едем во дворец царицы Ксиомбарг! Когда пленников бросили на дно колесницы, Корума обхватило отчаяние. Прочные веревки стягивали его руки сзади; бежать было нереально. Как их приведут к Повелительнице Клинков, она здесь же убьет и вадагского царевича, и его спутников, тогда и Лайвм-ан-Эш обречен ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ на смерть. А если Лир-а-Брод одержит победу, Хаос соберется с силами, и Властелины Клинков вновь будут владычествовать над всеми Пятнадцатью Измерениями.

Царевич в Красной Мантии лежал у ног Полиб-Бава, рядом со своими друзьями, связанными по рукам и ногам. Колесницы, скрипя, тронулись с места. Корум растерял сознание ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ.

Он очнулся, моргая от броского света. Желтоватый туман пропал. Большие горы с вертикальными стенками остались сзади. Они ехали по редчайшему лесу посреди чахлых низких деревьев. Корум повернул разламывающуюся от боли голову и увидел Ралину. По лицу ее катились слезы, но, заметив его взор, она попробовала улыбнуться.

— Мы выкарабкались из пропасти ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ несколько часов вспять, — произнесла маркграфиня Алломглильская. — Наверняка, дворец Ксиомбарг находится не близко.

— Не понимаю, почему они не прибегнут к колдовству, чтоб переместиться туда за долю секунды? — вдумчиво спросил Корум.

— В этом мире нет времени, а как следует нет смысла спешить, раздался глас Джерри-а-Конеля.

— Где Базилий? — шепотом спросил ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ его Корум.

— Мой кот оказался умнее меня и удрал. Я не лицезрел…

— Молчать! — взревела Лошадиная Рожа, сидевшая на козлах и правившая колесницей. — Ваша трепотня меня раздражает!

— А может, она припоминает для тебя, что когда-то ты мыслил, как человек, был вежлив в воззвании…

Полиб-Бав стукнул его ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ сапогом в лицо, и Джерри замолчал, чуть ли не захлебнувшись кровью, пошедшей из носа.

Корум вскрикнул и натужил мускулы, напрасно пытаясь освободиться. Лошадиная Рожа поглядела на него сверху вниз и заржала.

— Ты так уродлив, мой друг, что не знай я другого, я решил бы, что ты служишь Хаосу. Твои глаз ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ и рука просто восхитительны!

— А может, ты угадал, — таинственно произнес Корум. — Может, я вправду служу Хаосу. Ты ведь меня ни о чем же не спрашивал, когда связал и бросил в колесницу.

Полиб-Бав нахмурился; потом на его глуповатом лице появилась ухмылка.

— Ты хочешь одурачить меня. Я ничего не предприму ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ, пока мне не отдаст приказ царица Ксиомбарг. — Он тряхнул поводьями, и пресмыкающиеся ускорили бег. — В конце концов, я практически не сомневаюсь, что ты и твои друзья уничтожили нашего главнокомандующего. Мы лицезрели, как он штурмовал вас, а позже пропал.

— Ты говоришь о Ганне! — воскрикнул Корум, и в один момент ощутил ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ лихорадочное возбуждение. — О Ганне!

Рука Кулла вновь обосновала свою мощь. Она чуть шевельнулась, но веревки, стягивающие запястья Корума, порвались, как гнилостные нити.

— Ага! — воскликнул Полиб-Бав. — Это я тебя околпачил! Ты признался, что Ганн убит, а означает… что такое? Почему ты свободен?! — Он изо всех сип натянул поводья ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ. — Тпру!

Корум выпрыгнул из колесницы, уклонившись от удара клинком. Вадагский царевич вскочил на ноги, стремительно поднял повязку с глаза Ринна. Темные облака плыли над темной землей. В пещере лежал Ганн, и голова его была месивом запекшейся крови.

Животные, понукаемые Полиб-Бавом, осторожно приближались к Коруму. Рука Кулла повелительным жестом указала ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ на их Ганну, который задвигался с очевидной неохотой.

— Ты должен мне подчиниться, — произнес Корум. — Только тогда ты обретешь нескончаемый покой. Я награжу тебя по-царски!

Ганн ничего не ответил, но челюсти его обширно открылись, обнажая ряды острых зубов, и из гортани вырвался одичавший вопль, схожий на протяжный стон.

— Вперед ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ! — кликнул Корум. — Вот твоя заслуга! Красноватые крылья Ганна загребали воздух, как воду. Он медлительно выплыл из пещеры, преодолел невидимый барьер и появился на том измерении, из которого его только-только изгнали темные птицы.

— Ганн возвратился! — в полном экстазе заорал Полиб-Бав. -О, наипрекраснейший, как мы счастливы, что ты не ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ оставил нас, собственных преданных слуг!

Приспешники Хаоса схватили Корума, который стоял, улыбаясь, и не оказывал никакого сопротивления. Крылья Ганна обхватили ближайшую колесницу и запахнулись. Послышались предсмертные стоны.

Воспользовавшись тем, что державшие его животные обомлели от кошмара, Корум вырвался из их рук и отбежал в сторону. Рука Кулла сжалась в ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ кулак, разбила лицо 1-го уродца, проломила череп второму. Корум кинулся к колеснице Полиб-Бава. Прошлый граф Тернский стоял рядом с ней, не отрываясь смотря на собственных гибнущих товарищей. Царевич в Красной Мантии стремительно схватил свою шпагу, лежавшую на козлах, нанес удар. Лошадиная Рожа отпрыгнула, схватилась за клинок. Движения ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ Полиб-Бава были скованными, неловкими, и скоро острие шпаги пронзило его гортань. Захлебнувшись кровью, он свалился замертво.

Корум стремительно высвободил Ралину, Джерри-а-Конеля и Норег-Дана, и они тоже вооружились, приготовившись недешево реализовать свои жизни. Но животные Хаоса, не выдержав атаки Ганна, начали разбегаться, звучно крича от испуга. Всем спастись не ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ удалось. Корум наклонился, вынул из-за пояса Полиб-Бава бутыль с водой и закрученый в мешковину каравай хлеба. Путники остались одни на лесной дороге.

Корум вдумчиво поглядел на колесницу. Пресмыкающиеся покорливо стояли и ожидали, когда им отдадут приказ тронуться с места.

— Как ты думаешь, Норег-Дан ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ, — спросил Корум, — мы сможем управлять этими животными"

Повелитель без Царства с колебанием покачал головой.

— Вряд ли. Вобщем…

— Такие колесницы мне не в диковину, — перебил его Джерри. — И я с наслаждением довезу вас до места предназначения. -Лихо сдвинув шапку набекрень, поправив мешок на поясе, он вскочил на козлы, взял вожжи в руки и ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ, ухмыльнувшись, поглядел на собственных спутников.

— Куда прикажете? Во дворец Ксиомбарг? Корум рассмеялся.

— Чуток погодя. Я думаю, она сама отправит за нами, когда увидит, что вышло с ее дьявольской стаей. — Он посерьезнел и растянул руку, указывая на просвет меж деревьями. — Мне кажется, нам нужно в ту сторону.

Джерри взял ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ вожжи в руки. Скоро лес завершился, и, спустившись с холмика, они въехали в равнину, где стояли роскошные каменные скульптуры.

Глава 5

ЗАСТЫВШАЯ АРМИЯ

Это были не изваяния.

Это были люди.

Любой из их — вояка, у каждого — орудие в руках.

Недвижные изваяния.

— Застывшая армия, — расслабленно и очень обидно произнес Повелитель ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ без Царства. — Последняя из армий, которая выступила против Хаоса…

— И потому ее поняла эта участь?

— Да. Джерри тряхнул поводьями.

— И они не погибли? Знают ли они, что мы проезжаем мимо?

— Да. Я слышал, как царица Ксиомбарг произнесла, что воякам, которые так рьяно служили Закону, она дарит то, чего Закон достигает ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ в итоге: зание нескончаемого покоя.

Ралина задрожала всем телом.

— Неуж-то Закон ставит впереди себя такую цель?

— Нет, естественно, — ответил Джерри, — но Хаос старательно распространяет подобные слухи. Вобщем, Галлактическое Равновесие нельзя нарушить: Закон и Хаос должны уравновешивать друг дружку. Разница меж ними состоит в том, что Закон признает ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ такое положение вещей, а Хаос — нет. Да и Хаос не способен опровергать могущества Галлактического Равновесия, так как Властелины Клинков знают: откажись они подчиниться неким законам, их ничто не выручит. Вот поэтому царица Ксиомбарг не может явиться своей личностью во владения другого Величавого Старого Бога и обязана посылать туда собственных слуг. Не имеет ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ она права и уничтожать смертных из прихоти либо по собственному желанию, — на другими словами другие законы.

— Но нет такового закона, чтоб защитить этих злосчастных, произнесла Ралина, кивая на скульптуры воинов.

— Почему же? Они — живы. Ксиомбарг их не уничтожила. Корум вспомнил башню, в какой хранилось сердечко Ариоха. Там тоже стояли ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ застывшие люди.

— Только приспешникам Повелительница Клинков позволено убить ее смертных противников, — продолжал разъяснять Джерри. — Сама Ксиомбарг может уничтожить смертных, только если они нападут на нее, в неприятном случае ей остается только обезвредить их, как, к примеру, этих воинов.

— Означает, мы можем не страшиться царицы Ксиомбарг? — спросил Корум.

Джерри улыбнулся ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ.

— Если для тебя легче от этой мысли, продолжай так мыслить. Но, по-моему, ты удостоверился на своем опыте, что у Повелительницы Клинков довольно слуг, готовых прикончить нас в всякую минутку.

— Правильно! — Повелитель без Царства гневно кивнул. — Правильно! Держа вожжи в одной руке, Джерри кропотливо отряхнул свои пыльные ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ, испачканные кровью, измятые одежки.

— Недешево бы я отдал за новый костюмчик, — пробормотал он. — Хоть с Ксиомбарг договаривайся…

— Мы очень нередко упоминаем ее имя, — нервно перебил его Норег-Дан. — Вроде бы она не услышала!

Небо засмеялось.

Облака вспыхнули золотым огнем. Оранжевое сияние откинуло тень на застывших воинов.

Джерри натянул ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ поводья и приостановил повозку. Лицо его побледнело.

Пошел дождик из пурпуровых искр.

Хохот не смолкал.

— Что это? — Ралина положила руку на эфес клинка. Плечи Короля без Царства поникли, он закрыл измученное лицо руками.

— Повелительница Клинков. Я ведь предупреждал вас. Корум выхватил шпагу из ножен.

— Ксиомбарг? Ты говоришь о Ксиомбарг ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ, Норег-Дан?

— Да.

Земля затряслась от хохота. Несколько застывших воинов покачнулись и свалились.

Корум осмотрелся по сторонам.

— Где ты, царица Ксиомбарг? — воскликнул он, потрясая шпагой. — Где ты, порождение зла?

— Всюду, — раздался звучный, но очень приятный, мелодичный глас. — Я ЭТО Царство, А Царство — ЭТО Я.

— Мы обречены, — запинаясь, произнес Норег-Дан.

Корум ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ оборотился к Джерри-а-Конелю.

— Ты гласил, она не может нас уничтожить.

— Я гласил, она не может уничтожить нас своими руками. Взгляни…

Корум обернулся и увидел, что по равнине длинноватыми прыжками передвигаются какие-то животные. У их было несколько пар ног, из тела торчали щупальца.

Их большие ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ глаза беспрестанно крутились, челюсти с наточенными клыками люто лязгали.

— Карманаль из Зерта, — удивленно воскрикнул Джерри и, бросив поводья, взял в одну руку саблю, в другую — копье. — Мне уже приходилось с ними биться.

— Как для тебя удалось одолеть? — спросила Ралина.

— В то время я был спутником героя, владеющего большенными силами.

— У ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ меня тоже есть эти силы, — хмуро произнес Корум, поднимая руку к повязке на глазу Ринна. Джерри поморщился и покачал головой.

— У тебя их нет. Карманаль из Зерта нереально убить. В один прекрасный момент и Закон, и Хаос решили избавиться от их раз и навечно — очень уж они непредсказуемы: нападают ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ на всех без разбора и бьются то на одной стороне, то на другой. Да и Богам не удалось с ними совладать. У их нет душ; их даже нельзя именовать живыми.

— В таком случае они не сумеют причинить нам вреда! Хохот не смолкал.

— Исходя из убеждений логики — ты прав, — расслабленно согласился ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ Джерри. — Но на практике Карманаль из Зерта порвут нас на куски.

Приблизительно 10 тварей приближалось к колеснице, мелькая меж скульптурами воинов.

Карманаль из Зерта пели.

— Они всегда поют, когда охотятся, — объяснил Джерри-а-Конель Корум решил, что нескончаемый странник сошел с разума. Чудовища с торчащими во все стороны щупальцами были в ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ нескольких шагах от колесницы, а Джерри болтал забавно и беспечно.

Карманаль из Зерта пели очень прекрасно; им вторил мелодичный хохот Ксиомбарг. Животные застыли перед последним прыжком, тогда и Джерри, не выпуская копья и сабли, воздел руки.

— Повелительница Клинков! Царица Ксиомбарг! Как ты думаешь, кого ты обрекла на смерть?

Карманаль ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ из Зерта застыли на месте, превратившись в такие же скульптуры, как и застывшие вояки.

— Я наказываю нескольких смертных, которые уничтожили тех, кого я люблю, раздался сзади их ласковый глас.

Корум обернулся и увидел даму, прекрасней которой он не встречал на свете. Темно-золотые волосы с красноватыми ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ и темными прядями падали ей на плечи, лицо с безупречными чертами сияло внутренним светом, глаза и губки обещали в тыщу раз больше, чем неважно какая дама обещала мужчине за всю историю населения земли. Высочайшая, с замечательной фигурой, она была одета в пурпуровое и оранжевое с золотом платьице.

Царица Ксиомбарг ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ нежно улыбнулась.

— Разве я чего-нибудть напутала? — проворковала она. — Если так, поправь меня, рыцарь Тимерас.

— В реальный момент меня зовут Джерри-а-Конель, разлюбезно ответил ей нескончаемый странник. — Могу ли я представить для тебя моих…

Корум схватил его за плечо.

— Неуж-то ты предашь нас, Джерри? Либо ты с самого начала служил ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ Хаосу?

— К моему величавому огорчению, он никогда не служил Хаосу, — произнесла Ксиомбарг. — Но рыцарь этот нередко сопутствует тем, кто борется на стороне Закона. — Она поглядела на него с искренней привязанностью. — Ты совершенно не поменялся, Тимерас. И в мужском обличье ты мне больше нравишься.

— А ты перевоплотился ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ в обворожительную даму, Ксиомбарг.

— Мне пришлось принять дамский вид, чтоб управлять этим царством.

Ты вечно трешься около героев, Тимерас-Джерри, а как следует, стоящий рядом с тобой прелестный вадаг со необычными глазом и рукою… — Она вздрогнула и уставилась на Корума. — Я знаю! Корум выпрямился во весь рост.

— Я ЗНАЮ!

Ее вид начал ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ изменяться. Тело расплылось от горизонта до горизонта. Лицо меняло свои черты, становясь то мужским, то птичьим, то вновь дамским.

Царица Ксиомбарг, выше 100 футов ростом, стояла перед ними, и в очах ее сверкала ненависть, а губки перекосились от злости.

— Я ЗНАЮ! Джерри рассмеялся.

— Итак, могу я, в ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ конце концов, представить для тебя Корума Джайдин Ирси, Царевича в Красной Мантии?

— КАК ОСМЕЛИЛСЯ ТЫ Показаться В МОЕМ Царстве, УБИЙЦА МОЕГО БРАТА? ПРЕДАННЫЕ МНЕ СЛУГИ Отыскивают ТЕБЯ Всюду. Я Задумывалась, Барона АРИОХА Одолел Величавый ГЕРОЙ, А ТЫ — Полоумный. КАРМАНАЛЬ, ИЗЫДЬТЕ! Прыгающие животные пропали. — Я ОТОМЩУ Для тебя И ТВОИМ СПУТНИКАМ, И ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ Жутка БУДЕТ МОЯ МЕСТЬ!

Золотой свет рассеялся, оранжевое сияние пропало, пурпуровый дождик завершился, но фигура царицы Ксиомбарг затмевала небо.

— КЛЯНУСЬ Галлактическим РАВНОВЕСИЕМ, Я ВЕРНУСЬ И ОТОМЩУ! Я ПОСЛЕДУЮ ЗА ТОБОЙ ХОТЬ НА КРАЙ СВЕТА, И ТЫ ГОРЬКО ПОЖАЛЕЕШЬ О ТОМ, ЧТО БРОСИЛ ВЫЗОВ Барону АРИОХУ И НАВЛЕК ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ НА СЕБЯ ГНЕВ ЕГО СЕСТРЫ КСИОМБАРГ! Повелительница Клинков пропала. Наступила мертвая тишь. Потрясенный Корум оборотился к Джерри-а-Конелю.

— Для чего ты произнес ей обо мне? Сейчас нам никуда от нее не скрыться. Ты сам слышал: она обещала следовать за нами хоть на край света. Для чего, Джерри?

— В какой ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ-то момент она все равно выяснила бы тебя, — расслабленно ответил нескончаемый странник. — А мне удалось всех нас спасти.

— Спасти?!

— Естественно. Если б я не заговорил с Ксиомбарг, мы издавна могли быть в желудках Карманаль из Зерта. Я пошевелил мозгами, что она навряд ли тебя знает — для Богов все мы на одно ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ лицо, — но лицезрев, как ты сражаешься, сходу усвоит, кто ты таковой. Я просто упредил действия и заодно освободил нас он неизбежной угрозы.

— А что поменялось? Сейчас ее месть будет еще страшней. Скоро она возвратится, и мы не сможем оказать ей сопротивление.

— Должен признаться, — расслабленно произнес Джерри, — что я открылся ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ Ксиомбарг еще по одной причине. Мне хотелось выиграть время. Скоро мы узнаем, что там такое движется.

Путники разом повернули головы в ту сторону, куда указывала рука Джерри-а-Конеля. Некий предмет летел по небу и гудел, сверкая в лучах недвижного солнца.

— Что это? — спросил Корум.

— По-моему — воздушный корабль ЗВЕРИ — ОБИТАТЕЛИ ПРОПАСТИ. Надеюсь, он прилетел, чтоб спасти нас.


zvezdi-istekayushie-gazom.html
zvezdi-otechestvennogo-nemogo-kino.html
zvezdi-sigrayut-v-golf-radi-detej-354-1-iyunya-den-zashiti-detej-sovetskaya-rossiya-poprosila-rasskazat-o-tom.html